Тенденции выступлений на публике в 2016 году

25 Фев 2016 статья

Раз в году примерно в это время у меня возникает непреодолимое желание предсказать, каким будет грядущий год в сфере выступлений. Последние несколько лет мне удавалось сдерживать этот порыв, но сегодня я все же собираюсь это сделать, главным образом потому что мир стал таким нелепым и, чего уж там, недалеким, что не прокомментировать это просто невозможно. Итак, приступим. Каким же будет год 2016? Но предупреждаю, что это всего лишь мое мнение, а на календаре сейчас только первая неделя января. Имейте в виду, что дальше будет многословный поток сознания — если вам это не нравится, не читайте.


1. Пристегните риторические ремни: нас ждет ухабистый путь.В Соединенных Штатах грядет сезон президентских выборов. Кандидаты уже сейчас подняли над позициями правды белый флаг — факты больше не имеют значения, а ведь мы еще даже не прошли этап выдвижения кандидатов от партий. Небылицы, которые республиканцы рассказывают о демократах, могут сравниться только с небылицами, которые демократы рассказывают о республиканцах. Похоже, это будет самый печальный, ограниченный и полный ненависти публичный дискурс, который мы когда-либо наблюдали здесь – в «Стране свободных и краю отважных». А это о многом говорит. И это в то время, когда осмысленная дискуссия нужна нам больше, чем когда-либо.

На ум сразу приходят два показательных примера. Республиканцы пытаются превзойти друг друга, предлагая суровые меры против иммигрантов, а между тем коэффициент потока на техасской границе сейчас стал отрицательным — люди двигаются в другую сторону. В Мексике больше возможностей! Демократы, в свою очередь, пытаются сыграть на теме терроризма, хотя факты свидетельствуют, что после теракта 11 сентября 2001 года менее 50 американцев на территории США стали жертвами исламского терроризма, менее 50 человек погибли по вине праворадикальных экстремистов, но более 200 000 стали жертвами обыкновенного убийства. Более того, около 50 000 американцев ежегодно погибает от передозировки опиоидных препаратов. Мы беспокоимся не о том, о чем нужно. В 2016 году Управление транспортной безопасности потратит 42 миллиарда долларов на «театр безопасности», как это называют эксперты (и это не комплимент), якобы способный предотвратить проникновение террористов в аэропорты. Хотя у американцев в среднем куда больше шансов утонуть в собственной ванной или быть убитыми ударом молнии.


2. Успех мистера Трампа означает, что тяга к аутентичности сейчас стала сильнее, чем когда-либо. Мы окончательно отказались от рекламного глянца в пользу аутентичности. Как ни странно, но это шитая белыми нитками правда Трампа совершенно не снижает его ставки на аутентичность, потому что он эмоционально доступен. Очевидно, мы действительно нуждаемся в способности испытывать эмоции. Мы искренне принимаем бурную энергию за аутентичность. Лучше всего это выразил в 1919 году, после Первой мировой войны, У. Б. Йейтс:

… и лучший

Ни в чем не убежден, тогда как худший

Горячим напряженьем переполнен.

Так что, пожалуй, этот феномен не так уж нов. Но он по-прежнему вызывает огорчение. Поймите меня правильно: я большой поклонник аутентичности. Но только не фальшивой.


3. Если вы не можете рассказать хорошую историю, вы не привлечете к себе внимания. Эту тенденцию я рассматриваю как более-менее положительную. Поскольку хорошая история запоминается своей ясностью и колоритностью. Но вернемся к пункту 1 — иногда на её фоне теряются факты. Лучшие истории придают форму — арку — тому опыту, о котором они рассказывают, поэтому они по определению могут в той или иной степени искажать правду. Голливудские фильмы начинаются с дисклеймера «Основано на реальных событиях». Потому что Голливуд знает: вы отнесетесь к фильму внимательнее, если будете думать, что эта история имеет какое-то отношение к правде, а не потому что последняя волнует писателей, режиссеров и актеров больше, чем политиков.

Так что наслаждайтесь рассказами, но проверяйте факты там, где это имеет значение.

 

4. Забудьте о слове — наступила эпоха изображения. Примерно с 2007 года мы жили в блоггерском раю, где блог по определению был литературным. Теперь мы на полпути к визуальному миру. Блоггинг никуда не исчезнет, но он изменится. Вместо того чтобы писать эти слова, мне стоило бы заснять их на видео. Самым важным навыком в будущем станет способность донести свою мысль с помощью короткого видео. И говоря «короткого» я имею в виду «не намного длиннее рекламы Суперкубка» — а некоторые из них умудряются уложить целую историю всего в 15 секунд. Это своего рода искусство.

 

5. И наконец, раздражение, дезинформация и бедствия нашей эпохи никуда не денутся. Раньше я предсказывал возвращение оптимизма, или, по крайней мере, благовоспитанности. Но мне больше не кажется, что в этом году мы сможем этого добиться. Мир слишком напуган, разочарован и исполнен подозрений, чтобы мы могли вернуться к приличиям. Извините. Как сказал У. Б. Йейтс в том ужасно провидческом стихотворении:

Все шире — круг за кругом — ходит сокол,
Не слыша, как его сокольник кличет;
Все рушится, основа расшаталась,
Мир захлестнули волны беззакония;
Кровавый ширится прилив и топит
Стыдливости священные обряды

Слава богу, у нас есть воздушные подушки. Берегите себя.


В переводе Г. Кружкова.

Ник Морган, оригинал статьи